Сегодня 19 ноября 2017г
Контакты   Правила использования информации   Карта сайта  

Центр по Науке и Инновациямперейти на сайт Наука и технологии России
Главная Мнение


Расширенный поиск

20 февраля 2008

Константин СЕВЕРИНОВ: «Я настаиваю, что такие условия не должны рассматриваться как особые»

Константин СевериновСправка: Константин Северинов, профессор Университета Рутгерса (США), заведующий группой иститута молекулярной генетики РАН, заведующий лабораторией института биологии гена РАН

В чём Вы видите причины несвоевременного финансирования программ РАН и что скажете в ответ на точку зрения Валерия Козлова и Вячеслава Вдовина на сложившуюся ситуацию? 

Я бы хотел прокомментировать недавние интервью г-д Вдовина и Козлова по поводу перебоев с финансированием программ РАН, а также, во избежание недоразумений, прояснить свою позицию по этому поводу. Очень приятно видеть, что и г-н Вдовин (председатель совета профсоюзов работников РАН), и г-н Козлов (вице-президент РАН) признают, прямо или косвенно, вину РАН в задержке финансирования программ. Они также, по-видимому, согласны с тем, что такая ситуация недопустима. Кроме того, из их текстов следует, что они понимают, что существующие проблемы, в принципе, разрешимы, или, вернее, были разрешены в развитых странах, что и привело к созданию в этих странах климата, благоприятного для развития передовой фундаментальной и прикладной науки и инновационной экономики. Это большой шаг вперёд по сравнению с заверениями в духе «в Багдаде всё спокойно», которые иногда приходится слышать от наших академических начальников.

К сожалению, за этими очень важными признаниями следует обычное перекладывание ответственности на плечи правительства, министерств, тяжёлого наследия и т.д. При этом озвучиваются различные причины: от проблем с утверждением программы фундаментальных исследований (г-да Козлов и Осипов) до проблем с росписью государственных расходов в Министерстве финансов (г-н Коношенко, начальник финансово-экономического управления РАН). Звучит это не очень ответственно, так как г-н Вдовин, г-н Козлов и их коллеги занимают те самые посты, на которых им и нужно решать проблемы, о которых они говорят. Отсутствие решений показывает, с одной стороны, действительную сложность ситуации, а с другой стороны, явную неадекватность используемых ими путей её решения.

После этой преамбулы я бы хотел остановиться на конкретных аргументах г-на Вдовина и г-на Козлова и ответить на них. Я приведу выдержки из их текстов для того, чтобы поместить свои контраргументы в необходимый контекст.

Вдовин: К сожалению, ситуация представлена в «Российской газете» не вполне корректно. Во-первых, в РАН нет грантов, а есть программы фундаментальных исследований, финансирование по которым распределяется в начале года, в частности в этом году оно было распределено 12  февраля.

Козлов: Северинов смешал определения грантов и академических программ, и о несвоевременной выплате зарплат участникам проекта говорил, чего в принципе быть не может.

Г-да Вдовин и Козлов сомневаются в существовании грантов в РАН. Для выяснения ситуации им достаточно взглянуть на сайт программы МКБ, где недвусмысленно сказано, что в рамках программы выделяются именно гранты, причём указаны как обьёмы, так и сроки финансирования.

Кроме того, как, конечно же, известно г-ну Вдовину, дата распределения финансирования по программам РАН и дата фактического начала выплат — не есть одно и то же. В этом году финансирование по программам было распределено поздно, 12 февраля. После того, как РАН принимает решения о выделении финансирования, объявляется конкурс — в случае программы МКБ со сроком подачи заявок до 15 марта. Затем будет проведена экспертиза заявок (замечу, что квалифицированная экспертиза требует времени, но тут уж не до жиру). Ожидается, что окончательные решения по получению грантов будут приняты к концу апреля. Ну, а дальше просто: в 2007 году решение о финансировании грантов МКБ было принято 16 января, а деньги стали приходить в июне…

Частичное решение проблемы внутри РАН возможно. Например, можно было бы провести экспертизу проектов по программам 2008 года осенью 2007 года, а затем определить среди ранжированных по результатам экспертизы проектов общее количество поддержанных проектов сразу же после распределения финансирования в 2008 году, исходя из количества наличных средств. Такая не зависящая от будущего финансирования экспертная оценка проектов является стандартной практикой в Национальном институте здоровья и в Национальном научном фонде США. В случае РАН это позволило бы проводить гораздо более качественную экспертизу проектов и сократило бы до минимума время между распределением финансирования и выплатами исполнителям.

Вдовин: Ещё менее корректно заявление о зарплатах, которые г-н Северинов якобы выплачивает из собственного кармана: средства на их выплату в РАН выделены вовремя. Уже в феврале сотрудники Академии получили зарплату со всеми надбавками за январь. И я уверен, что если лаборатория Константина ведёт проект по программе фундаментальных исследований, то в декабре они деньги на руках уже имели. О каких нескольких месяцах может идти речь, непонятно. А если ещё и налоговая выяснит, что кто-то из своего кармана платит кому-то зарплату, боюсь, у г-на Северинова начнутся большие трудности.

Оставляю в стороне вопрос о налоговой инспекции. По поводу зарплаты — зачем же играть в непонимание и представлять ситуацию отличной от той, какой она является на самом деле? Вот простой пример аспиранта РАН: стипендии в размере 1500 рублей хватает на общежитие и льготный билет на общественный транспорт. Грант МКБ позволял мне выплачивать месячные надбавки аспирантам в размере около 15 тысяч рублей, что делало существование аспирантов более-менее сносным. Сейчас этих денег нет. Когда они будут, непонятно. Но аспиранты есть. Платить из моего кармана г-н Вдовин не велит, да и карман не бездонный. Я с удовольствием прислушаюсь к советам профсоюзного лидера г-на Вдовина о том, на какие средства этим аспирантам сейчас жить и как им заниматься наукой. И что я должен говорить человеку, который не готов или не может ждать золотых гор летом (или даже осенью), а вместо этого купит билет на самолёт и решит поехать работать туда, где непосильные для РАН проблемы своевременных выплат по грантам или программам (нужное подчеркнуть) решены? Ситуация с научными сотрудниками аналогичная. Проблемы многих из них усугублены тем, например, что они снимают квартиры (средства, предоставляемые бюджетными зарплатами для этой цели недостаточны) и имеют детей, которым необходимы садики, няни и т.д. В отсутствие финансирования по программам может ли г-н Вдовин или какой-нибудь другой деятель РАН объяснить, как нужно общаться с человеком, у которого вы снимаете квартиру и который требует ежемесячной платы, невзирая на все трудности и задержки с финансированием программ?

Г-н Вдовин прав, мы действительно заняты (или, вернее, пытаемся заниматься) фундаментальными исследованиями. Это требует не только некоторой душевной уравновешенности и уверенности в завтрашнем дне у сотрудников, но и расходных материалов. Купить их сейчас не на что. Значит ли это, что мы должны прекратить исследования, пока нам, наконец, не дадут деньги? Бактерии, с которыми мы работаем, растут с определённой скоростью и знать не знают про РАНовские проблемы. По этой причине они не будут расти в два (если деньги придут в июне), или в четыре (если деньги придут в сентябре) раза быстрее, чем им положено. То есть мы с необходимостью проведём меньше времени, занимаясь нашей основной деятельностью — экспериментами — и получим меньше результатов, независимо от конечного количества денег, выданных нам «на год». Говорить о конкуренции с западными лабораториями в таких условиях не приходится.

Вдовин: Как правильно сказал президент РАН Юрий Сергеевич Осипов, уже в этом году проблем с задержкой финансирования не должно было быть. Но произошли некоторые сбои. Я надеюсь, что это случилось в последний раз. РАН, наконец, переходит к системе долгосрочного планирования.

Сказал, конечно, правильно, но вот что получилось на самом деле? Надежда умирает последней, и поэтому я надеюсь вместе с г-ном Вдовиным. Однако схема финансирования РАН в 2009 году радикально поменяется, а прошлый опыт не даёт основания думать, что «это» происходит в последний раз. Я опасаюсь, что к чисто техническим проблемам перехода на новую систему прибавится желание перерешить результаты всех прошлых конкурсов по программам РАН заново.

Козлов: Создание особых условий для вернувшихся из-за границы учёных — вопрос спорный.

Далее:

Лично я не считаю, что мы должны создать такие условия для Константина Северинова только потому, что он приехал к нам из-за рубежа.

Ни в одном из моих интервью и публичных выступлений ни разу не упоминается о необходимости создания специальных условий для научных возвращенцев из-за рубежа. Я везде и всюду стараюсь лишь провести простую мысль, что условия работы для всех активных лабораторий должны способствовать развитию отечественной науки, уменьшению её отставания от мирового уровня, привлечению молодых и предотвращению необратимой утечки мозгов и общей деградации. Хочется именно таких условий, повторюсь, для всех работающих и фондированных лабораторий, вне зависимости от того, кто ими руководит. И хочется, чтобы руководство РАН боролось за эти условия для своих учёных, а эффективность работы РАНовских начальников оценивалась по успешности достижения этой цели. Если же под «особыми условиями» Валерий Васильевич понимает своевременное выполнение обязательств РАН перед руководителями поддержанных программами РАН проектов — то я настаиваю, что эти условия должны распространяться на всех и не должны рассматриваться как особые.

Что касается меня, то никаких специальных условий никто для меня не создавал, да я об этом и не просил. Моя группа в Институте молекулярной генетики РАН существует с 2005 года. В 2006 году я защитил докторскую. С 2006 года преподаю в МГУ. В 2007 году я выиграл на общих основаниях грант программы МКБ и грант РФФИ. До этого и во время полугодовой задержки с финансированием в 2007 году (смотрите выше) моя группа финансировалась за счёт моих американских грантов, и никаких денег, за исключением бюджетной зарплаты, я ни от кого не получал. Так что никакого «специального отношения» не было и нет. Оно и не требуется: должны существовать нормальные условия для всех работающих российских учёных, и руководство РАН должно их обеспечить или расписаться в неполном служебном соответствии.

Козлов: однако возникающие проблемы предлагаю решать в рамках существующей правовой базы и руководствуясь здравым смыслом и мнением научной общественности.

Безусловно согласен. В декабре 2007 года мы вместе с М.С.Гельфандом записались на приём к президенту РАН академику Осипову, чтобы донести до него нашу обеспокоенность ситуацией неопределенности вокруг программы МКБ. Всё ещё ждём… Что до мнения научной общественности, должен сказать, что, судя по различным интернет-форумам и частным беседам, наши интервью имели некоторый резонанс. Мнения коллег расходятся — от полного неверия в то, что ситуация может измениться к лучшему, и дружеских советов перестать биться лбом о стенку и вернуться обратно в США до подозрений в намерении урвать кусок неведомого пирога. Впрочем, немало и тех, кто осознаёт несообразности существующей системы и готов в меру сил бороться с ними.

Ну, и в заключение, мне хотелось бы сказать, что вопрос о возвращении, по крайней мере, массовом, и не стоит. И не будет стоять до тех пор, пока президент РАН в официальных интервью будет утверждать, что публикации в высокорейтинговых международных журналах есть проявление нелюбви и неуважения к родине. Большинство потенциальных возвращенцев толкуют патриотизм по-другому, а именно, как возможность проводить передовые, востребованные и оригинальные научные исследования, результаты которых, вместе с русскими адресами их авторов, публикуются в лучших журналах мира и по праву оцениваются всем мировым научным сообществом.

Подготовила Елена Укусова, STRF.ru

Комментарий можно оставить также в нашем Живом Журнале

  Версия для печати
обсудить в форуме   Обсудить в форуме
  Перейти в живой журнал: STRF.livejournal.com



Новости
17 марта 2008
Наука. Астронавты шаттла «Индевор» совершили второй выход в открытый космос
14 марта 2008
Наука. Скончался известный изобретатель компьютерной программы распознавания человеческого языка для психиатрии ELIZA Йозеф Вайценбаум
14 марта 2008
Информационные технологии. В США исследователи осуществили демонстрационный взлом системы дистанционного управления кардиостимулятором
14 марта 2008
Наука и технологии. Казахские учёные предложили местным аграриям новый метод оценки плодородности почвы с помощью спутника
14 марта 2008
Наука. Астронавты шаттла «Индевор» совершили первый из пяти запланированных выходов в открытый космос
14 марта 2008
Наука. Глава Росгидромета не исключает связи между ростом опасных природных явлений в мире и глобальным потеплением
13 марта 2008
Политика и наука. Б. Грызлов предлагает существенно повысить финансирование НИОКР в РФ и решить вопрос о господдержке изобретателей
13 марта 2008
Информационные технологии. В Тюмени проходит первая выставка-конференция в сфере ИКТ «ИнфоТех—2008»
13 марта 2008
Информационные технологии. Вьетнам в апреле планирует запустить первый коммуникационный спутник
13 марта 2008
Утверждены правила предоставления субсидий для организаций, участвующих в Федеральной космической программе на 2006—2015 годы
13 марта 2008
Наука. Сегодня в Томске состоится запуск сверхсовременного лазерного измерителя скорости потока прозрачных сред
13 марта 2008
Медицина. Российские учёные предлагают лечить гипертоническую болезнь методом фототерапии
12 марта 2008
Наука. Началась регистрация участников II Всероссийской интернет-олимпиады «Нанотехнологии — прорыв в будущее!» (e-NANOS'08)
  Все новости


© Электронное издание «Наука и технологии России».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №ФС77-29914 от 12 октября 2007 года.
При использовании размещенных на сайте материалов ссылка на источник обязательна.
Редакция: +7(495)930-87-07; infostrf.ru
Rambler's Top100 Разработка Metric